?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
(Дневник.) продолжение. Отряд Особого назначения
avatar
patriot_af
Майор Латышев
Майор Латышев. Фото Н Непомнящего
Утром ушла рота Ковалева, ушла группа лейтенанта Есина и группа политрука Ситникова, командиром которой был Губарев. Им особенно повезло. Возле Грибовки на дороге Черная Грязь – Высокиничи они устроили засаду. В Засаду попал крупный немецкий конвой. Когда первая часть машин с пехотой прошла они открыли ураганный огонь по середине и хвосту колонны. У немцев началась паника. Передняя часть колонны, вместо того, чтоб вступить в бой – удрала. В хвосте двигались машины с боеприпасами и горючим. Нашим товарищам удалось уничтожить 40 машин и 300 фашистов.

Нас же отправили уничтожить этот сигнальный пост. Нашу группу возглавлял лейтенант Лискунов со своими разведчиками. У него же была карта. Как только вышли, сразу стемнело. Карта была у лейтенанта. Но мы попали на болото. Самое страшное в лесу – это идти по лесной дороге ночью первым и зимние не замерзшие болота. Первые кто промок, сразу были отправлены в лагерь. Лейтенант Лискунов сказал, что обмороженные в отряде не нужны. – идите, обсыхайте. А мы сделали длинный крюк в надежде его обойти. На место мы прибыли на час позже, чем ожидали. Это была усадьба где-то не доходя Угодского завода. Мы нашли Барский дом и затаились вокруг. Дом был полуразрушен, без окон, дверей и крыши. Вперед ушли двое разведчиков, но они вернулись, сказав, что в доме ни кого нет. Тогда мы все подошли к дому, и зашли внутрь. Внутри дома лежали балки от потолка, занесенные снегом. Видно было, что в дом ни кто не заходил уже много дней. Мы даже стали грешить на Петра. Вышли на улицу. Но вдруг недалеко в лесу, засветились окна как пожар, но малинового цвета, затем оттуда вылетела сперва красная потом зеленая ракета. Мы стали красться туда. От усадьбы в метрах трехстах стоял еще дом по меньше с башенкой. Шли через кустарник, стараясь не шуметь. Но вдруг в воздухе стал нарастать гул самолетов, которые прошли несколькими звеньями прямо над нами бомбить столицу нашей родины. Очевидно, Петр с товарищами видели все издали и перепутали дома. Мы подошли к дому с глухой стороны и убедились, что там были немцы. Мы слышали их речь. Не вдалеке слабо светились окна еще какого то дома. Дальше, мы разделились на две группы и подползли под окна. Лискунов остался стоять так, чтоб его видели обе группы. По его команде, мы разом разбили окна и забросали бом гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Потом мы подожгли маленький грузовик, стоящий у входа и пустились в лес наутек. Вдали раздалось пара выстрелов, но мы были уже далеко в лесу в направлении нашего лагеря. В лагерь мы прибыли под утро, но еще было темно. В лагере было мало народу. Только Майор Латышев, возвратившийся со своим отрядом с задания. Они ночью уничтожили немецкий гарнизон в селе Буриново. Он сказал, что Петр исчез или сбежал. Но и потом ни кто не понес за это наказания и об этом не вспоминали. При свете костра выяснилось. Что фотоаппарат, который он не снимая носил на шее разбит пулей или осколком, спася ему жизнь. Остальной отряд ушел выполнять задачу по захвате переправ через реку Протва, для наших наступающих частей. Мы, кто остался в лагере, должны были с рассветом, присоединится к той части отряда которая удерживала мост в НОВОЙ СЛОБОДКЕ. Но утром, то место где мы находились, подверглось артобстрелу. Земля гудела, и передвигаться можно было только по пластунски. Фашисты стреляли наугад, по площади и никакого вреда нашей небольшой группе не причинили, а как обстрел утих, мы покинули лагерь и направились место назначения. Когда мы прибыли, нам приказали вырыть щели не у самого моста, а в километре восточнее, на старом калужском тракте в сторону ТАРУТИНО. Еще был захвачен мост у Высокиничей, но наше направление казалось более опасным. Мы должны были встретить немцев, и отойти затем в лес, не давая возможность организовывать прицельный минометный обстрел. Наши щели мы замаскировали сверху лапником и засыпали снегом. Над нами пролетал немецкий самолет-разведчик. Но в течении следующих двух дней они у нас так и не появились, при этом жестоко обстреливали переправу при помощи пушек. А у ВЫСОКИНИЧЕЙ фашисты попытались захватить мост обратно, но были с потерями отбиты. Хоть мы с успехом выполнили нашу задачу, конница так и не пришла. Что-то у них заладилось не так. Прождав положенное время, мы взорвали мосты, и ушли в лес, на новую базу. На эту же базу пришла Дуся, которая была в Угодском заводе три дня. Её встретили и привели в отряд. Она подтвердила, что в районном центре полно фашистских офицеров, много танков, орудий. У околицы она видела трупы молодых ребят, в форме. Лица изуродованы, одежда изорвана. На столбе надпись –«уничтожены за шпионаж и диверсии».
-Жену видела – Спросил Яков Исаев?
-да, и поклон ваш передала. У нее спрашивают, где вы. Видимо в селе есть предатель. Недавно один офицер ей сказал – «если вернется муж с повинной – старостой сделаем, не вернется - вместо дома большой костер будет»
-что ж она?
просила не возвращаться….
Нам стало понятно, что нужно вызволять мужественную женщину.
На следующий день, после тридцати пяти километрового ночного перехода (днем немного поспали на снегу) мы подошли по железной дороге к ЯСНОЙ ПОЛЯНЕ. Отсюда, разбившись четыре группы, произвели атаку. Наша группа под командованием лейтенанта Губарева ворвалась в Свинсовхоз, где разгромили штабную радиостанцию автомобиль, и сожгли два дома с оккупантами и бочки с горючим. Уничтожили пулеметную точку. Вторая группа ворвалась в сам Райцентр со стороны МИХАЙЛОВКА. Атака длилась не долго. Они сожгли три дома с оккупантами, Затем майор Иовлев решил отвести отряд. Еще две группы уничтожили гарнизоны оккупантов на в деревнях УГОДКА и РОСЛЯНОВКА, на окраине УГОДСКОГО ЗАВОДА. Потерь с нашей стороны почти не было. Мы потеряли семь человек убитыми, нам приказали убитых с собой не выносить во избежании лиших потерь. В остальных группах потери были не больше, а раненных забрали с собой. Этим днем уже ближе к полночи пересекли р Нара и стали отходить к линии фронта. До Нары нас вел тот же Яков Исаев. Потом он ушел в отряд к Жабо. На последнем привале он таки выпросил немецкий автомат у Москалева. Он его подобрал в избе во время одного из ночных налетов. У автомата не было приклада, и всего один не полный магазин с патронами. Мы любили фотографироваться с ним, выпросив второй, наш ППШ у самого майора Латышева. Москалев таскал его в сидоре, так, что ствол торчал наружу и лямки заматывал за него. Исаев сказал, что все равно автомат видно и по выходу его заберут, а так, он его починит, и магазины у него к нему есть. Ну и уговорил. Выходили совсем в другом месте. Как Яков ушел, шли по карте. Весь день шли бесконечными лесными тропинками. Немцы были совсем беспечны. Ждали свою скорую, как им казалось, победу. По дороге мы ставили мины, а в районе ЛИТАШЕВО напали на артелерийскую колонну шедшую к фронту. Еще в районе КАРЛА ЛИБКНЕХТА видели как немцы строят артиллерийский склад . Но уже было близко к фронту, и мы не стали поднимать шуму. Уже в темноте просочились незамеченными мимо хутора ГУЩИНО и лесом вышли на нашу сторону, опять же без боя не потеряв ни одного человека. Нас встречали как героев.
За 9 дней нашего пребывания в тылу, было уничтожено 72 автомашины в том числе 5 с горючим, 12 мотоциклов, 4 склада с боеприпасами и горючим, 42 повозки с имуществом и сеном. 4 орудия. 1 танк. Две радиостанции.
.







  • 1
Ничего себе! Или это он так радужно пишет, или их действительно неплохо успели подготовить за такой короткий промежуток времени. Эффективные диверсанты получились.

(Deleted comment)
Они практически не встретили ни какого сопротивления со стороны немцев. С другой стороны, рассказ о 40 автомашин и 300 фашистов, - это, возможно, всего лишь рассказ, и не понятна степень преувеличения. Если убрать этот эпизод, то они -(400 чел + отряд Жабо 200 чел) толком ни чего и не сделали.

Если посмотреть на оперативную карту того времени, то можно обнаружить полное отсутствие сил у немцев севернее Тарутино. Немцы не собирались наступать в районе Серпухова и отвели на главные направления (клин и Тула) основные силы. Тут же жидкая линия обороны, минные поля. В основном они оборонялись опорными пунктами, так же как потом во время нашего наступления под Москвой. А от Серпухова (Протвино) до Алексина - вообще линия обороны у них отсутствовала. С одной стороны реки ОКИ наши с другой никого. Только леса и пара тройка укрепрайонов в Тарусе, Ширяево и тп. Так что не кому было там за ними гонятся.

"Мы потеряли семь человек убитыми, нам приказали убитых с собой не выносить во избежании лиших потерь." - немцы бы своих убитых забрали.:)

Ну, у нас так с 41 го повелось. Иовлев стреляный воробей. К тому времени уже повоевавший.

А потом...вошло в привычку,на что немцы обращали внимание.

Канэшно....поэтому по сей день немчурскую солдатню поисковики откапывают:)
Тем-более,что был рейд...запомнил место захоронения,отметил на карте,освободили район-перезахоронили.

У нас, скорее наоборот, основном наши из под земли вылазят.

Так не хоронили же,а бросали...потом местные или немцы хоронили.:)

Да тут то все понятно. Вот только Гурьянова жалко.

интересно почему "щели", а не окопы? Партизанская деятельность очень специфична, главное орудие мобильность и действие малыми группами, тут не до мёртвых, а остальное как уже было сказано дело привычки, ну и лень наверное.

Он с начала дневника все одиночные укрытия называет щелями. Наверное так у них в части повелось. Все же Авиация.

Edited at 2012-08-20 11:46 am (UTC)

(Deleted comment)
Продолжение будет, но сперва хочу провести разбор полетов по этой теме.
Бытует мнение, что вся эта история с Угодским заводом была задумана для того чтоб вытащить родственников Жукова с купированных территорий.

Перевод получил. Спасибо огромное.

  • 1