Category: россия

avatar

Мопед не мой.

Знакомый переслал мне по вотсаппу вот такую картинку. С вопросом, что это за дивайс. Понятное дело, что это какая то самоделка, возможно колышек от палатки,
а может быть самодельное заземление. Меня привлекло другое. Что то я не могу понять, а от чего хвостовик? я не большой спец, в боеприпасах,
но вот так, на вскидку, ничего похожего ни у нас не у немцев припомнить не могу. Единственное, что можно добавить, что эта хрень найдена. вроде как по 41 году, под Тулой.


avatar

Анабасис Ефрейтора Боровского



Тема хоть и косвенно, но относятся к событиям происходящим в районе р УГРА зимой-весной 1942 года. допрос найден в папке информационных документов штаба зап фронта

Опросный лист ефрейтора 661 пп охраны - Пауля Боровского
Paul Borowski 1904 Lyck
взятого в плен в ВОСКПЕСЕНСКЕ 28.02.42


Ефрейтор БОРОВСКИИ по национальности немец, родился ы 1904 году в г ЛЫКК /Восточная Пруссия/, до армии крестьянин, в армии с 25.08 1939 года
С 18.10.1939 по июнь 1941 года БОРОВСИЙ служил ы 131 сап. батальоне, который строил разрушенные мосты в Брок, Модлин, Варшава, СУвалки. На восточном фронте с 25.1.1942 года
661 пп охраны 27.1.42 находился в Варшаве и в Марте 42г должен был отправится на Восточный фронт.
Ефрейтор БОРОВСКИ задумал совершить побег через фронт на сторону Красной Армии непосредственно из ВАРШАВЫ, откуда он добирался на товарном поезде до МИНСКА, из МИНСКА до СМОЛЕНСКА - на угольном поезде. Из СМОЛЕНСКА до ВЯЗЬМЫ на товарном поезде, из ВЯЗЬМЫ до ТЕМКИНО на продовольственном эшелоне. Из ТЕМКИНО к ВОСКРЕСЕНСКОМУ он шел пешком.
Кргда пленный был на Смоленской станции 4-5.2.42 на стоявшие там эшелоны был совершен налет русской авиации. В результате многие вагоны были разрушены.Collapse )
avatar

Россия, которую мы потеряли



Ездил на рыбалку. В Финляндию, (но речь будет не совсем о ней). Там на майские должна идти к берегу трофейная щука. Как положено, связались заранее, взяли гида с катером, Катер современный, со всеми примочками, даже с маленьким курсовым мотором использующим GPS. Гид старался, хорошо отрабатывая свои деньги.  На второй день стали практически друзьями. Зовут его Саами Ласко. Знает несколько предложений на русском. Раньше был дальнобойщиком. Очень часто пересекался с Русскими водителями в Швеции. Дальнобойщики - вообще отдельная нация. Всю жизнь обожал рыбалку и в какой то момент скопил денег, ушел с работы, купил себе катер, завел сайт и стал оказывать услуги по проведенью морской рыбалки. Дела идут не то чтобы круто, но нормально. Чуть меньше чем водитель, зато занимаешься любимым делом, постоянно дома, и хватает денег содержать семью.Collapse )
avatar

О Внутреннем туризме в стране Забории. Не пора ли стричься и бриться?

Писать про войну в преддверии нового года не хочется. У меня есть пара материалов, которые я выложу после праздников. А пока о больном.

Эта фотография сделана немцами в г Смоленске внутри крепостной стены в 1942 году.
 Я понимаю, что 42 год был тяжелый для жителей города, а до этого репрессии, гражданская война. Отсюда некоторая грязь. Не Париж однако.

Под катом фотография этой улицы и этого места сейчас (А также еще с десяток фотопар) .Collapse )
avatar

Беглый анализ : Можайский десант. Прыгаем без парашютов.



Прошу прощения за новый фельетон, но задолбали бойцы с разумом. ЗАЧЕМ? Зачем вы ЭТО пишите и переперчиваете? Такое ощущение, что люди наняты "иностранными агентами" чтоб довести историю о войне до полного абсурда, чтоб лезть туда и что нибудь читать - неповадно бы было бы.

В общем это для
sozero
wowavostok

aleks070565
И остальных,. которые с какой то целью, множат глупости на на страницах ЖЖ.
Я надеюсь, вы этот опус читали?
https://topwar.ru/23843-mozhayskiy-desant.html
https://kukovenko.ru/gipotezy-i-versii/mozhajskij-desant
Ну, если не читали, то наверняка слышали. Несколько авторов Малишевский, Сваталов, Сергеев, еще кто, не так давно популяризировали в разных «интертрепациях» чей то очерк, как сибирские «бетманы», на глазах охреневших фашистов спустились со неба аки херувимы и одним усилием воли, и словом партии, сожги сто немецких танков.  Помните статью - «Уникальная битва под Москвой.  - Пушки 19 века против немецких танков».https://patriot-af.livejournal.com/59571.html
Так это - круче и фееричнее.  Давайте теперь попробуем включить мозги, если не Сваталову, то хотя бы себе.
Итак: - Некая немецкая часть, небольшая, - всего 60 танков, это примерно половина того что было у немцев под москвой. (Гальдер указывает, что на октябрь месяц, в третьей - танковой группе 41 танк, а в четвертой – 70 танков), в сопровождении пехоты, на броневиках и машинах, ночью, тайно переправилась через линию фронта, и движется беспрепятственно к Москве.Collapse )
avatar

Москва - Алсфелд.

фотографияЗначит, выехали с Таганки в 18 часов.
Лету кирдык. Дождь. Два часа заняло выехать из Москвы. Ну вобщем то это нормально – дождь.-Как всегда.
Идя была - остановится на ночь в Смоленске или в Витебске. Но куража хватило только до Смоленска. Приехали в пол 12 ночи.
Внешне старый город оказался лучше чем я предполагал.  Можно было бы как нибудь заехать также транзитом, но на подольше. Но не тут то было. Оказывается в Смоленске нет сколько ни бы то ни было приемлемых гостиниц. Первая, в которую мы сунулись – Гостиница Центральная. Производит впечатление совершенно не жилой, с ужасно безвкусным тяжело-мраморным ремонтом, и с номерами совмещающими в себе дешевые койки  и тумбочки с балдахинами и бархатными занавесками. Дама на маленьком ресепшене, посмотрев на нас с женой, сказала - «вобще номер на двоих стоит 5000 за ночь, но у нас есть по часовая оплата 1800 в час. В этом случае завтрак не включен, но ведь вам, наверное, завтрак не нужен?  Нет, вы конечно можете поехать в Российскую, но у них тоже самое но ремонт еще хуже.»
Вобщем нам показалось что платить за такою гостиницу такие деньги – откровенно пошло, и мы уехали. Обзвон оставшихся в Смоленске нескольких гостиниц ни чего толком не дал. Цены выявляют полное нежелание смотреть реальности в глаза. Вписались мы в «Державу» за 1800 руб за ночь. Тоже такой же привет из девяностых. Мебель тяжелая и очень громоздкая - а ля «Викинг», вместе с дешевыми обоями и пенопластовым потолком создают правильное ощущение "Евроремонта по Смоленски". Вместе с нами в гостиницу вписывались на два часа девушка лет 25 и два ее спутника. Они помогли нам ночью ощутить прелесть фанерных дверей и общего коридора.Collapse )
avatar

Начало войны. (Дневник.) продолжение. Москва

zen-moscow
Мы выехали по Ленинградскому шоссе, но проехав несколько километров нас остановил регулировщик с патрулем, после чего нас отправили в объезд, на Волоколамское шоссе. Проехали через деревню Митино, потом нас отправили еще правее, и мы выехали на Волоколамское шоссе как раз перед пропускным пунктом, который находится в самом узком месте, между Ржевской веткой железной дороги и Москвы Реки. На этом пространстве стояла целая батарея зенитных пушек развернутых на прямую наводку в сторону противоположного берега. Отсюда было видно на несколько километров. Пока нас остановили ближайший зенитчик увидев у нас такие же голубые уголки, подошел и завязал со мной разговор. Я видел, что их у зенитке двое, остальные его товарищи спали, накрывшись с головой брезентной тканью. Он сказал, что они тут на позициях уже несколько дней, и расчет отдыхает, потому что ночью опять полетят немцы. Их задача не столько подбивать самолеты сколько поднимать их на расстояния откуда невозможно прицельно бомбить. Он рассказал, что неделю назад в Москве провокаторы утроили волнения. Это случилось, когда стали раздавать запасы продовольствия, которые были в городе. Это плохой знак. Когда мы отступали, мы часто раздавали то, что не могли с собой увезти.
Далее страница отсутствует,
.Collapse )
Назад https://patriot-af.livejournal.com/40020.html
Вперед https://patriot-af.livejournal.com/40725.html
avatar

Генерал Мороз-Призрак.

Некоторые выводы на которые наталкивает приведенная ниже Инфограмма.

Интересная штука – Генерал Мороз. Он появляется всегда постфактум, присваивая себе все чужие заслуги. Я думаю все это из серии «загадоной русской души». Не, мол, это все не мы. Мы так не можем. Это все «генерал Мороз». Мы серые, убогие, воевать не умеем……
Однако: Во время отступления наполеона от Москвы, ни какого мороза не было. Вообще не было. Как вы думаете, почему на Березине Наполен приказал сжечь мосты, после того как перешла его гвардия? И вся остальная армия погибла или сдалась в плен? Почему она не переправилась по льду? Ну, естественно по тому, что ни какого льда и не предвиделось.


А вот как выглядит сражение под Вязьмой (на обратном пути)



А так выглядит Сражение под смоленском с картины современника событий (сражение при Красном)
Collapse )
avatar

Дневник погибшего солдата Николая Лобова

0_40876_f140d389_XXL

Выкладываю перевод дневника. Был захвачен немцами и переведен на немецкий. Найден в архиве разведотдела Штаба ХII АК. Это обратный перевод

Дневник

солдата Николая Петровича Лобова, 1297-го стрелкового полка 160-й стрелковой дивизии


21.1.42:


Мы прибыли на сборный пункт. Поезд отправляется в 9:55 с Киевского вокзала. Настроение плохое. Нам говорят, что мы едем на фронт. Мы загружаемся в вагоны. Спал крепко. Все идет ничего.

22.1.42:


3 часа ночи, Наро-Фоминск, ни одного обитаемого дома. В 10 часов мы добрались до Боровска, который мы взяли за 3 дня. Нельзя сказать, что Боровск разрушен; на южной окраине города сгорело несколько домов. Настроение лучше не стало. Мы двигаемся дальше.

23.1.42:


Направление движения: прямо на фронт. У меня обморозилась одна нога. Многие отстали. Борис, Владимир и Саша вернулись: дураки, совершенно напрасно! Мы двигаемся ночью, названия населенных пунктов я не знаю.

24.1.42:


Мы порядочно продвинулись вперед, вокруг нас горят подожженные немцами деревни. Двигаемся дальше. Я с Петей отстал, за пару сапог нам дали котелок с картошкой. Ну и дела!

25.1.42:


Мы постепенно вооружаемся, так, мы нашли ручную гранату. Вечером мы догнали наших на машине. Мы все еще без обмундирования (валенок). Здесь мы делимся. У нас первый раз появилась еда. Условия ужасные. Борис потерялся.

26.1.42:


Написал Надюше. Мы – в деревне, расположились на отдых. Артиллеристы снабдили нас продовольствием, для начала мы все вместе. О свободном времени нет и речи. Вечером нам выдали обмундирование и оружие. Мы двигаемся дальше.

27.1.42:


Вот и первый выстрел: с Петей на посту я чуть было не застрелил одного из наших. Чувствую себя, как в страшном сне. Вокруг нас все горит. Мы двигается через Шанский завод.

28.1.42:


Утром все продолжается, вдруг появляется Борис, его прикомандировали к нашему отделению. Мы двигаемся через Кобелево и Новую Луку, где мы с Борисом и ночуем.

29.1.42: Мы знаем точно, что идем в направлении на Вязьму. Мы двигаемся ночью, спим 2-3 часа. Мы измотаны. Продовольственное снабжение хорошее. Борис заболел. Плохо.

30.1.42: Мы получили приказ выбить немцев из деревни Демидовка. По стратегическим соображениям до боя дело не дошло. Мы прошли мимо деревни Красное. Впереди нас немцы.

31.1.42: Утро, дальше мы двигаться не стали, а вернулись в Красное, где разместились в одном нежилом доме. Уже 4 дня нас обстреливает авиация. Настроение скверное. Все продолжается и дальше.

1.2.42: Мы продвинулись на 30 км, прошли деревню Вяловка. Здесь весь полк остановился. Будет бой за деревню
Карповка.

Бой за деревню Карповка.

В 12 часов мы вышли из деревни Красное. Мы проходим через несколько деревень и доходим до Вяловки. Здесь полк останавливается. Только 1-й батальон продолжает двигаться дальше. Получили приказ выбить немцев из Карповки. Мы занимаем боевой порядок. Я с Борисом на правом фланге. Мы подползаем к окраине деревни на удалении ок. 150 метров и открываем огонь из винтовок и пулеметов. Так продвигаемся вперед. Немец ожесточенно стреляет из винтовок, пулеметов и минометов. Вдруг я слышу примерно в 3-х метрах впереди меня, как стонет командир отделения Назаренко. Под сильным огнем я ползу к нему. Он ранен в ногу. Я тащу его под огнем 300 м назад. Неожиданно я теряю сознание: я ранен. Когда я снова прихожу в себя в одном из рвов, меня перевязывает санитар – хороший парень Степан из Новосибирска. Я ползу к дороге – долгий путь. Уже светло, пули свистят, очень тяжело ползти. После того как я прополз 2 км, я встал и пошел к перевязочному пункту. Там я услышал, что мы Карповку не взяли. Борис ранен в трех местах. Немцы, должно быть, сняли с него валенки и затащили его в какой-то сарай. Его ноги были сильно обморожены. Его доставили на перевязочный пункт, когда мы уже ушли. Результат боя:
12 осталось в живых, и еще 15 раненых. Все остальные погибли, среди них командир батальона, политрук Петровский, все пулеметчики и другие.

2.2.42: Путь к району вокруг Белого Камня отрезан. Целый день я разыскиваю медсанбат. Остановился у одного крестьянина. У меня сильно болит нижняя губа. Что стало с Борисом, я не знаю. Петька был прикомандирован к другому батальону.

3.2.42: Я в Беляево у одной старушки. Хорошая женщина. Она и поесть мне дала. Губа болит. Здесь находятся и те шоферы, которые согласились довезти меня до Боровска. Славные парни, Салка (Славка -?) и другие.

4.2.42: Ждать машину мне надоело, я иду пешком до Нов. Луки. Там живут 2 девушки. Родителей одной из них убили немцы. Я написал, что ранен.

5.2.42:
Окружение Утром я узнаю, что нам путь на Боровск отрезан. Мы окружены. Скоро эта особенно важная дорога должна быть зачищена. Я остановился в Бабинках.

6.2.42: Я встретил товарищей по несчастью. Добыл пистолет ТТ. Делать совсем нечего, но оголодал я основательно. Население здесь жадное. Выиграл в карточной игре 500 рублей. Я отсыпаюсь.

7.2.42: Жрать нечего. Население мерзкое. Вечером в Кобелево женщина в первом доме дала мне поесть. Вокруг все горит. Артиллерийский огонь мешает спать. В остальном все спокойно.

8.2.42: Живу здесь уже 24 часа и Наташа – хорошая женщина. Она кормит меня отлично. Губа болит. Я ухожу искать медсанбат. Остался в Нов. Луке. Голоден.

9.2.42: Вот мы уже 5 дней в окружении. Я перебрался в Стар. Луки. Здесь за весь день я получил поесть только 4 картофелины. Проклятая Смоленская область.

10.2.42: Раненый лейтенант зашел в дом и рассказал, что есть одна возможность выйти из окружения. Мы идем по маршруту Бабинки – Кобелево – Гуляево. В последнем месте мы встречаем партизан.

11.2.42: Около 4 часов мы пытаемся прорваться. Нас 12 человек. Ничего не получается из этого, т.к. все ранены в результате обстрела самолетов, но были и жалкие трусы. 70 км бессмысленно блуждали.

12.2. Пистолет у меня забрали. Поесть все еще нечего. Я иду из Гуляево через Кобелево к Наташе. Она принимает меня душевно, я поел и сыт. Когда же будут зачищать от нас дорогу?

13.2. Спал у Наташи, хорошо ел. Утром узнали, что немцы в Шеломцах. Наташа ушла в Бабинки, я – в Буслав. У меня есть сухари и мясо (от Наташи). Мы находимся в опасном положении.

14.2. К ночи был уже в Буславе. Проклятая Смоленская область. Блуждание мне осточертело. Утром снова направились в Нов. Луки, свернули на Борисенки, оттуда на Козлово. Подлое население. Мы хотим вырваться из окружения, перешли Угру.

15.2. Жрать нечего, остановились у одного крестьянина. Радостная новость: со стороны Березок подходит 9-я гвардейская дивизия. Возможно, нас скоро освободят. У нас есть один поросенок и две курицы. Хлеба нет. Старик взялся доставить нас в Замыцкое. Возможно, мы выйдем из окружения.

16.2. Утром мы отправились из Козлово в Кобелево. Хорошо провели здесь время, хотя, правда, настроение унылое. Уже ведь 13 дней в окружении. Сейчас мы в Долженках. В 3 км от нас уже немцы. Вокруг нас все горит. Смоленскую область я видеть больше не могу. Нечего жрать.

17.2. Утром мы ушли из Долженок в Колодезки. Немцы стоят на расстоянии 2 км. Получили радостное сообщение по проводной связи, что Березки и Шеломцы взяты русскими. В Колодезках мы расквартировались у одного крестьянина. Курить нечего. Я думаю о том, как хорошо было у Наташи. Все надоело.

18.2. Ночью я был в Колодезках, всю ночь нас обстреливали из минометов. Почему я тут сижу? У меня желание уехать в Москву и снова всех увидеть, особенно Надюшу. В Колодезках всего 10 дворов, 8 из них сожжено немцами. Я иду в Кобелево. Сегодня я сыт.

19.2. Переночевал в Кобелево. Отвратительное настроение, из еды исключительно картофель. Встретил двух парней, они хотят обсудить положение. Я тоскую по дому в Москве. Немец сидит в Гуляево, откуда мы незадолго до этого ушли. Скоро мы снова увидим Москву.


20.2.42: Утром отправились на поиски еды, это было, безусловно, необходимо, нам попалась курица, хорошо поели, стали запасаться кое-какими продуктами. Мы – в большом унынии. Совсем не хочется думать о том, что, возможно, никогда больше не увижу своих и Надюшу.

21.2.42: Уже почти месяц, как я в армии. Мне уже опротивело находиться в таком положении. 20 дней тому назад я был ранен, рана из-за ужасного питания затягивается очень медленно. Я чувствую себя очень плохо.

22.2.42: Пришла радостная весть: Сталин приказал освободить дорогу на Вязьму до 23 февраля. Но уже 22-е, а мы все еще ровно ничего из этого не видим. Правда, артиллерия все время ведет огонь. 20 дней уже мы находимся в окружении.

23.2.42: Мы находимся в таком положении, из которого представить какой-либо выход совершенно невозможно. Мы сейчас в Буславе, пришли из Кобелево. Мы, наверное, не останемся в живых.

24.2.42: Мы попали в ловушку, окружены со всех сторон. Все голодают. Я раздобыл кусок сала.

25.2.42: Ура, наверное, что-то изменится. 160-я дивизия отозвана с направления на Вязьму и движется на Буславу. Я отправился в Нов. Луки. Староселье выгорело изрядно, но было взято обратно. Все равно настроение остается унылым.

26.2.42: Я ночевал в Козлах. Все утро вела огонь артиллерия. Что-то должно произойти. В деревне Александровка немцы убили стариков. Мы в наибольшей опасности, что будет с нами? Ночью я был на мельнице, было очень холодно.

27.2.42: Спал на мельнице. Всю ночь был артиллерийский огонь. Рана заживает, наше положение безнадежно.

28.2.42: Продукты закончились. Постели нет, с мельницы нас выгнали. Пошел в Борисенки, потом в Беляево. У населения ничего нельзя выпросить, ужасно!

1.3.42: Уже месяц я шатаюсь по Смоленской области. Теперь в окружении стало невыносимо. Повсюду забивают и едят лошадей. Ужасное настроение.

2.3. К ночи был в Беляево. Нет больше никакого желания вести дневник. До чего же может довести голод! По меньшей мере, хоть одна хорошая мысль, что, может быть, в Москве дела еще хорошо идут.

3.3. Беляево: Спал в бане, весь завшивел. О жратве я уже совсем не хочу писать, мы жрем уже трупы лошадей.

4.3. Беляево: Удачный день, мы раздобыли лошадиную ногу и украли у одного старика ведро картошки. Уже месяц мы ждем избавления от этих мук. Черт бы их побрал. Мы действительно погибнем?

5.3. Беляево: Я столько здоровья потерял, что и через 5 лет не смогу восстановиться. Из еды нет совершенно ничего. Я не знаю, почему я все еще жив, уже есть случаи, когда люди умирают.

6.3. Беляево: Какой-то лейтенант поднял настроение. Всю ночь была страшная стрельба. Возможно, возможно скоро что-то случится. Из еды нет, конечно же, ничего. Жрем мерзлый картофель «по-русски».

7.3. Беляево: Обменял свое кашне на маленький кусочек хлеба и котелок картошки. Это большое дело, картошка после конины – большое наслаждение. Настроение: как можно дольше еще оставаться в живых?

8.3. Беляево: Этот женский праздник мы отмечаем голодом. За целый день съел только маленький кусочек от лошадиной ноги. Ходят слухи, что нас должны освободить 10-го. Мы уже ничему не верим. Ужасно.

9.3. Беляево: Вот как уже изголодались – отняли у одного старика 2 кг муки, сварили себе суп. Проклятая Смоленская земля. Здесь умирать не хочется.

10.3. Беляево: Чуть было не попали с мясом впросак, на этот раз всё кончилось хорошо. Несчастливый день: немцы стоят перед Луками, Стар. Луки и Староселье взяты. Все меньше надежды на спасение.

11.3. Беляево: Ужасно, лошадиных трупов больше не осталось, мерзлый картофель тоже закончился. Просто не хочется больше жить, но и умирать тоже не хочется.

12.3. Украли 20 фунтов ржи. Смолотим ее и будем печь хлеб. С тех пор, как мы организовали себе хлеб, я больше его не ел. О спасении я больше не думаю.

13.3. Кобелево: У нас 3 каравая хлеба на 6-х человек. Невыносимая жизнь.

14.3. Надежды больше нет. Я думаю о Москве, о моих и о Надюшке. Мне снился чудесный сон: я вырвался из окружения и ел белый хлеб.

15.3. Беляево: Жизнь становится все тяжелее. Сегодня мы украли лошадиную голову и сварили похлебку без соли. У всех была рвота.

16.3. Беляево: Писать остается все об одном и том же. Жрать нечего, конина и хлеб закончились. Наше положение никак не улучшилось. Началась эпидемия тифа.

17.3. Беляево: У меня сильные боли в теле, от проклятой конины. Боюсь, у меня тиф. Я полностью ослаб, больше совсем ничего не хочу предпринимать.

18.3. Беляево: Украл у одной старухи мешок сухарей, удача. Нажрался до отвала, но живот все еще болит.

19.3. Беляево: Сухари закончились, половину мы обменяли на табак. Ужасная жизнь.

20.3.
2-я попытка Беляево: Немцы атаковали Дорки и заняли ее. Здесь мы не можем оставаться. Мы попробуем наудачу добраться до коридора (нейтральной полосы - ?) на фронте. Возвращаемся назад.

21.3. Немцы атаковали Беляево. Мы быстро соорудили себе лыжи и направились ввосьмером к коридору. Я один остаюсь в тылу у немцев. Мои лыжи сломались.

22.3. Я ночевал в лесу, в лесу же и пишу. Я совсем один среди немцев. Должен быть очень осторожным. Конечно, есть нечего. По дороге я нашел немецкие лыжи.

8889

Кроме коротких последовательных ежедневных записей, дневник содержит в другой части более долгие размышления в отдельные дни:

17.2. У одной хозяйки взяли буханку хлеба – мы сперва просили ее дать кусочек хлеба, она сказала нам, что у нее ничего нет: но мы видели, что она спрятала в чулане 3 буханки – мы нашли, однако, только одну буханку, остальные стащил втихаря кто-то из нас – угрызений совести у нас нет, у старухи же не было хлеба, нашим желудкам стало немного веселее.
avatar

Москва: 16 Октября 1941 года

Докладная записка начальника УНКВД г Москвы и Московской области МИ Журавлева
Наркому Внутренних дал ЛП Берия
О результатах расследования вывода из строя радиостанций НКМФ СССР
В результате расследования установлено следующее:
16 октября 1941 года были выведены из строя передающая радиостанция Наркомата морского флота в Томилино и приемная радиостанция того же наркомата в Вешниках. Кроме того было разрушено радиобюро и артоматическая телефонная станция размещенная в наркомате морского флота Рождевственка д1
В результате без связи остались следующие точки Мурманск Архангельск, Красноярск, Новосибирск, Астрахань, Баку , Туапсе, Махачкала, Ростов. Со всех этих точек шла военная корреспонденция, в том числе и шифрованная. Следствием установлено, что вывод из строя оборудования и аппаратуры был произведен по приказу начальника Центрального узла связи Наркомата морского флота Березина МО. Как выяснилось, именно он отдал распоряжение о разрушении станции и передавал его по прямому телефону начальникам радиостанций, находившихся в Томилине и в Вешняках. Этими действиями был нанесен большой ущерб и было временно потеряно управление морскими сообщениями в том числе, снабжение действующей армии водным путем.
Следствие установило, что Березин поддался панике, решил, что «Москва сдается врагу», «советская власть кончается» и по своей инициативе, не имея нато никаких прав и оснований, отдал приказание уничтожить материальные ценности наркомата. После этого Березин МО на автомашине покинул Москву, бросив на произвол судьбы вверенное хозяйство и подчиненных.
Послана срочная шифровка об аресте Березина.
Начальник Управления НКВД по г. Москве и Московской области
старший майор государственной безопасности Журавлев
ЦА ФСБ России